XX век

Во время этого периода благополучия Канадой руководил первый премьер-министр французского происхождения Уилфрид Лорье, весьма элегантный и красноречивый либерал. В совершенстве владевший обоими языками, он был полон решимости превратить канадских французов и англичан в одну нацию, сравнивая их с водами реки Оттавы и Великих озер, сливающимися за островом Монреаль: «...они отдельные и своеобразные, но движутся в одном потоке, между одними и теми же берегами».

Во время визита в Лондон по случаю бриллиантового юбилея королевы Виктории он покорил хозяев заявлением: «Я британец до мозга костей», - за что его немедленно возвели в рыцарское достоинство.

Но степень британской поддержки Лорье смог оценить, когда на переговорах о границе с Аляской англичане уступили притязаниям США на южный прибрежный «коридор», что лишало Канаду морского доступа к золотоносным полям Юкона. На своем посту он добился большей национальной автономии, взяв на себя управление британскими военными учреждениями и верфями в Эсквимолте, на острове Ванкувер, и в Галифаксе, в Новой Шотландии. В 1905 г., когда Альберта и Саскачеван согласились на статус провинций, а горнорудное дело, лесозаготовки и бумажная индустрия находились на подъеме, Лорье возглавил проект новой трансконтинентальной железной дороги, которая должна была обслуживать эти северные территории - государственной Канадской национальной железной дороги (CNR).

Попытки национального примирения, предпринятые Лорье, не уменьшили различий между интересами канадских французов и англичан. Конфликты бушевали из-за отказа предоставить равные права католическим школам в Манитобе и референдума о введении сухого закона (он был заблокирован лишь благодаря усилиям квебекских виноделов). Квебекцы не торопились присоединиться к локомотиву индустриального развития. Политический деятель Анри Бурасса и влиятельный издатель Жюль-Поль Тардивель настаивали на сохранении освященных временем сельских традиций. «Наша миссия в том, чтобы владеть землей», - говорили они, предостерегая от «американской» одержимости деньгами и развитием промышленности. Они возражали против отправки канадских войск в Южную Африку для поддержки британцев во время англо-бурской войны и не проявляли  энтузиазма по поводу союза между Англией и Францией во время Первой мировой войны. Бурасса сказал: «Настоящие враги франкоканадцев не немцы, а англоканадские проводники британских интересов, интриганы из Онтарио и ирландские священники». 

Золотоискатели прибывали на Юкон из Аляски по двум опасным   горным перевалам: по тропе мертвой лошади и Чилкутскому перевалу  Древним маршрутам местных индейцев.