Городская ратуша

(Hôtel de Ville) XIX в. напротив rue Notre-Dame - яркий пример французского ренессанса ее балкона под часами в 1967 г. генерал де Голль произнес свои провокационный призыв: «Vive le Québec libre'» - воспламенивший сердца местных сепаратистов. Генерала не смутила статуя Горацио

Нельсона, смотревшая на него с площади Жака Картье. Этот старейший в Монреале монумент был воздвигнут в 1809 г., всего лишь через четыре года после решительной победы адмирала над французами в Трафальгарской битве.

В расположенном по диагонали от городской ратуши, на rue Notre-Dame, Шато Рамзай (Château Ramezay; открыто: июнь - середина  окт. ежедневно 10.00-18.00, середина окт. - май вт- вс (10.00-16.30) с 1705 по 1724 г. жил французский губернатор Клод де Рамзай.

Здание последовательно переходило к французской Вест-Индской торговой компании (для хранения пряностей), к британцам и, во время короткой оккупации города в 1775 г., к американским генералам Ричарду Монтгомери и Бенедикту Арнольду. Бенджамин Франклин, предпринявший неудачную попытку склонить Квебек на сторону Америки, также останавливался здесь.

Теперь в отреставрированном здании расположен музей,посвященный жизни в Новой Франции; на его цокольном этаже посетители увидят большую колониальную кухню и резные панели из красного дерева, которыми были отделаны кабинеты работников французской Вест-Индской торговой компании. Среди экспонатов есть также одежда ирокезов и их орудия труда.

Rue Bonsecours - одна из главных исторических улиц, идущая от rue Notre-Dame к старому порту (Vieux-Port). На ней двойным рядом остроконечных мансардных окон выделяется Дом Папино (Maison Papineau) под № 440, датируемый 1785 г. Это бывший семейный дом Луи-Жозефа Папино, противоречивого политика XIX в.: с одной стороны, он был лидером воинствующих патриотов, а с другой - землевладельцем, ревностно оберегавшим свою собственность. В 1837 г., во время бурных волнений, дом почти полностью сгорел. Британские войска спасли Папино, после чего он бежал из страны.

На углу rue St-Paul стоит дом Кальвета (Maison du Calvet), построенный в 1725 г. богатым купцом-гугенотом, а теперь превращенный в привлекательный отель с рестораном («Auberge du Pierre Calvet»). Как протестанта, британцы назначили Пьера Кальвета мировым судьей, но в результате за продажу припасов и информации американцам он был заключен в тюрьму. Дом с широким камином, известняковыми дверными рамами и изящными оконными переплетами - одно из самых изысканных строений французской колониальной эпохи. Его комнаты с грубо тесанными половыми досками и массивными потолочными балками из сосны обставлены оригинальной старинной мебелью.

С 1772 г. церковь Нотр-Дам де Бон Секюр (Notre-Dame-de-Bon-Secours; rue Saint-Paul Est, 400) стояла на месте часовни, построенной для первой школьной учительницы Маргариты Буржуа, но уничтоженной пожаром. Вместе с тремя своими спутницами Маргарита весьма способствовала смягчению нравов и просвещению местного населения.

Работая учительницами и медсестрами, они также взяли под опеку так называемых filles de Roi (дочерей короля); на самом деле это были дочери крестьян и бедных ремесленников, которых привезли из Франции, чтобы выдать замуж за местных фермеров и торговцев пушниной. В XIX в. Нотр-Дам де Бон Секюр стала «церковью моряков»: выжившие при кораблекрушении в благодарность за спасение приносили сюда изготовленные вручную модели кораблей. Эти модели до сих пор свисают с потолка и освещаются крошечными электрическими лампочками. Обратите внимание на сводчатый потолок: он расписан в технике trompe l'oeil, которая создает в нефе ощущение пребывания в высоком готическом соборе. Поднимитесь по лестнице, чтобы полюбоваться видом на Старый Монреаль и гавань.

Все   старинные складские здания, кроме одного, в старом порту (Vieux-Port) у площади  Жака Картье, либо исчезли, либо получили новое назначение. Большинство было превращено в кафе или отели, а одно стало Монреальским центром наук с кинотеатром IMAX. В некоторых зданиях ныне проходят крупные фестивали, например фестиваль регги. Пройдите вдоль порта к Pointe à Callières, где высадились первые поселенцы, основавшие Вилль-Мари. Обелиск на соседней плас Ройяль (place Royale) был воздвигнут в их честь. У Pointe à Callières вы увидите статую Джона Янга: в XIX в. он сыграл большую роль в развитии морской торговли.

Rue St-Sulpice приведет вас на place d'Armes рядом с местом одного из первых сражений французов с ирокезами. С площади вы сможете увидеть старый, исторический Монреаль и новый, торговый и промышленный. В центре стоит статуя Мезоннёва: он держит французский флаг с геральдическими лилиями, послуживший образцом для современного флага провинции Квебек. Впечатляет неоготическая базилика Нотр-Дам(Basilique Notre-Dame; открыто: пн-пт 8.00-16.30, сб 8.00-16.15, вс 12.30- 16.15) XIX в., она была построена Джеймсом О'Донеллом, ирландским протестантом из Нью-Йорка, который был так вдохновлен этой работой, что обратился в католичество.

Для того чтобы звонить в большой колокол на западной башне, когда-то требовались усилия 12 человек; теперь эту работу выполняет автомат. Богато украшенный интерьер базилики был создан уроженцем Квебека Виктором Буржуа. Сочетание современного и традиционного искусства в часовне Богоматери Святого Сердца за главным алтарем создает обстановку, идеально подходящую для бракосочетаний и мемориальных служб. В небольшом музееесть образцы церковной скульптуры и живописи, в том числе почти сюрреалистические работы Пьера Адольфа Артура Гвиндона, монаха ордена Св. Сульпиция. Рядом с церковью расположена семинарияСв. Сульпиция, старейшее городское здание, построенное в 1685 г. для проведения миссионерской работы среди ирокезов. В церкви находятся также самые старые в Северной Америке башенные часы (1710).

Place d'Armes с трех сторон окружена современными зданиями, включая огромную башню почтамта. Рядом стоит величавое неоклассическое здание Монреальского банка.Построенное в 1847 г., оно является своеобразным ответом английских бизнесменов на базилику Нотр-Дам как символ франкоканадских ценностей.

Его помпезный вестибюль, отделанный бронзой и черным мрамором, задает тон для старейшего банковского учреждения в Канаде. Статуя «Patria» («Отчизна») воздвигнута в честь павших в Первой мировой войне. Осмотрите также внушительный обменный зал, достигший своего расцвета в те времена, когда канадские деньги находились в руках у благородных джентльменов и еще не перекочевали к хитроумным молодым финансистам из Торонто. В небольшом банковском музеевоссоздана атмосфера былой эпохи; даже окошко кассира сохранилось таким, каким оно было по основании банка (1817).

Ваша прогулка по Старому Монреалю заканчивается у реки Св. Лаврентия возле place d'Youville (названной в честь Маргариты д'Ювилль, основательницы благотворительного ордена Серых Монахинь). Интересный комплекс серых каменных зданий с островерхими крышами начала XIX в. - это бывшие конюшни Ювилль (Ecuries d'Youville); теперь здесь находятся рестораны и офисы с видом на тихий, уютный сад. Подковообразный внутренний двор комплекса идеально подходит для летних спектаклей и концертов. Вообще-то непосредственно конюшнями эти здания никогда не были; на самом деле в них размещался склад, который некоторое время служил гаражом для карет.

В здании из красного кирпича на place d'Youville когда-то была пожарная служба, а ныне это Центр истории Монреаля (Centre d'Historié de Montréal; открыто: середина янв. - середина дек. вт-вс 10.00-17.00). Открытый в 1983 г. и реконструированный в 2001-м, этот музей ежегодно привлекает тысячи посетителей. Помимо постоянной экспозиции, подробно знакомящей с историей города, вниманию посетителей предлагаются временные выставки, а кроме того, здесь работают мастерские для детей. Музей предоставляет свои материалы для тех, кто проводит исследования по истории Монреаля (только по договоренности). С верхних этажей здания открывается панорамный вид на Старый Монреаль.

Французский язык жителей Квебека, известный как жуаль, помимо характерного акцента, имеет ряд других особенностей. Это смесь французского, на котором говорили колонисты XVIII в., с заимствованиями из английского и американского. Жуальобязан своим названием простонародному произношению слова cheval - лошадь.

Особенности происхождения обусловили некоторую смысловую путаницу. Например, char - это не «танк», как во французском языке, а «автомобиль»; топливом для него является не essence, a gaz (от американского gas);наконец, chauffer («нагревать» по-французски) не имеет ничего общего с температурой, а означает «управление автомобилем» (от chauffeur). Завтрак - это déjeuner, ланч - dîner, а обед - souper. Американские заимствования обычно прямые; например, бочковое пиво (draught Peer) называется draffe.Иногда буквальный перевод слов на жуале изумляет приезжих из Франции, например bienvenue по-французски означает «добро пожаловать», а здесь является неизменным ответом  на благодарность.